Понедельник, 21 сентябряПодписывайся на социальные сети города
Shadow

Исполнилось 90 лет человеку, который нашёл уголь Нерюнгри

23 декабря исполнилось 90 лет Альфреду Коваленко – одному из первооткрывателей Нерюнгринского угольного месторождения.

Он не был официально признан таковым в советское время. Но остались документы, в том числе полевой дневник лета 1951 года с подробным и неоспоримым описанием его находки, согласно которым он тоже входит в число первооткрывателей. Вдумчивым и серьезным ученным-историкам еще предстоит изучить эти документы, чтобы восстановить историческую справедливость. Видимо, это дело будущего, а сегодня мы просто поздравляем Альфреда Григорьевича, который живет в Москве, с юбилейным днём рождения и желаем ему крепкого здоровья!

КАК ЭТО БЫЛО

Альфред Коваленко родился 23 декабря 1929 года в городе Пятигорске Ставропольского края. В начале 50-х он учился во Владикавказе по специальности «горный инженер-геолог» в Северо-Кавказском горно-металлургическом институте (группа РМ-48-1), который успешно окончил в 1953 году.

В 1951 году, после окончания третьего курса 22-летнего Альфреда вместе с его однокурсниками Нагалевым и Сереженко направили на первую производственную практику в Читинское геологическое управление.

На месте практики молодых и грамотных ребят с удовольствием приняли, разместили в общежитии и предложили несколько дней отдохнуть и ознакомиться с достопримечательностями Читы. Пока студенты ждали направления, сотрудники отдела кадров связались с партиями, которым требовались специалисты для полевых работ.

Через неделю ребят зачислили на работу коллекторами (техниками-геологами) в Чульмаканскую поисково-съемочную партию, которая проводила работы на территории Южной Якутии. Им выдали аванс на дорогу, и они выехали на поезде до Невера. Затем по Амуро-Якутской магистрали добрались до поселка Чульман и прибыли в поселок Чульмакан.

«Амуро-Якутская магистраль, которая проходила от Невера через Тынду, Чульман и до самого Якутска, была хорошо накатанной грунтовой дорогой, покрытой гравием, шириной примерно до 6 метров, – вспоминает Альфред Коваленко. – Машины ходили очень редко, поэтому на близкие расстояния было лучше идти пешком. Поселок Чульмакан был небольшой и состоял из нескольких десятков деревянных домов. В одном из них нас и поместили для проживания. Поселок был не благоустроен, так как он являлся перевалочной базой поисково-съемочных партий Читинского геологического управления. Соответственно, не было дорог и тротуаров, были только тропинки.

Поселок располагался прямо в тайге, на созданной искусственно большой поляне. Но в то же время в одном из домов был клуб, где часто проходили танцевальные вечера. Особенно весело было, когда партии возвращались с полевых работ и отмечали торжественное завершение полевого сезона. Несколько раз, перед отъездом домой, и мы там проводили хорошо время.

Геологические работы в Южной Якутии были организованы так. При выходе партии на полевые работы начальник партии Галина Лагздина вместе со старшим каюром Николаем распределяли на весь полевой период места стоянок партий и их сроки. Договаривалась, что каюры вместе с геологами жить не будут, а после того, как перебрасывали геологов на стоянку, возвращались на свои места жительства. Затем прибывали к геологам снова и перебрасывали всех на оленях в новое место. И так далее — до конца полевого сезона.

Надо отдать должное эвенкам (каюрам), которые нас обслуживали: не имея карты, они всегда, даже в непроходимых местах, зная хорошо местность, точно приходили на место запланированной стоянки, что облегчало нашу работу. Они всегда были веселы, добры, дисциплинированы, скромны и вдохновляли нас на хорошие дела. Без этих трудолюбивых людей партиям в тот период работать было бы невозможно», — убежден Альфред Коваленко.

К моменту приезда троих студентов для выезда на полевые работы в партии было все подготовлено, но не хватало двух техников-геологов. Поэтому начальник партии Галина Лагздина очень обрадовалась прибывшему молодому пополнению. Теперь можно было спокойно выезжать на полевые работы.

«Через несколько дней, загрузив на оленей вьюки с продуктами и вещами, мы, геологи — Лагздина, Миронюк, старший коллектор Макарычев, повар, разнорабочие (заключенные), двое каюров-эвенков вышли с базы партии в поселке Чульмакан и направились на первую стоянку. Такие стоянки чередовались через каждые 10 дней, располагаясь, в основном, в долине рек. В период стоянок ежедневно проводились маршруты. С помощью рабочих, которые были очень трудолюбивы и человечны, мы научились рыбачить, строить и плавать на плотах, устанавливать палатки. Тяжело было привыкать к комарам, от которых пришлось носить накомарники или, перед уходом, кремом смазывать лицо и руки», — вспоминает Альфред Коваленко.

Так и проходило лето 1951 года. В течение трех месяцев владикавказские студенты работали коллекторами в Чульмаканской поисково-съемочной партии, участвуя в поисково-съемочных работах масштаба 1:200000. Работы проводились в сложных таежных условиях, где практически не было выхода коренных пород.

«Обычно я проводил маршруты вместе с Нагалевым. В день осуществляли маршруты примерно 15-20 километров в условиях плохой видимости. По сетке примерно 500х500 метров с помощью молотка делали закопушки, брали образцы пород и точки наносили на карту. Отсчет метров был с помощью шагов и ориентировка на местности – компасом.

В один из маршрутов в августе 1951 на Нерюнгри с нами был и Сереженко. Мы шли параллельно друг другу, частенько перекликаясь условными сигналами.

Идя своим маршрутом, я вдруг увидел перед собой большой выход коренного угольного пласта. Я этому очень обрадовался – ведь это была редкость в тех местах; тщательно задокументировал, взял образцы и нанес выход на карту. Позвал своих коллег и показал им уникальный выход коренных пород. Начальник партии Г.Ю.Лагздина поблагодарила меня за это открытие, но сама не смогла там побывать, т.к. была занята своими (отдельными от всех) маршрутами.

После этого мне надо было сделать заявку на открытие нового угольного месторождения, но в тот период я ничего не знал об этом и соответственно никакие документы в Читинское геологическое управление не представил», — так просто и буднично рассказал Альфред Коваленко о своем историческом открытии.

В сентябре полевой сезон и, соответственно, практика троих студентов заканчивались. В Южной Якутии похолодало, и работать стало труднее. Возвращаясь на базу, геологи плыли на плотах по реке Чульман в поселок Чульман. Затем студенты-практиканты ехали на грузовике в поселок Чульмакан. Здесь Коваленко с товарищами сдали начальнику партии Лагздиной все полевые материалы (полевые книжки, пробы, образцы пород) по описи. Получили оценки за практику, попрощались со всеми работниками партии и, тем же путем, через Невер, возвратились в Читинское геологическое управление.

Интересное:  В Якутии прошли пикеты против давления власти на руководителей-коммунистов

Там сдали свой краткий отчет о проделанной работе, получив все необходимые документы и полный расчет, возвратились в Москву. Прибыв домой во Владикавказ, сдали все документы в деканат и приступили к занятиям.

ОФИЦИАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ

Официальная версия открытия Нерюнгринского угольного месторождения была написана, в основном, в 1976 году. В это время начал строиться город Нерюнгри, которому срочно потребовалась утвержденная властями история.

Естественно, про студентов-практикантов из Владикавказа к тому времени никто уже давно не помнил. Первооткрывателем угольного пласта «Пятиметровый» назвали начальника геологической партии Галину Лагздину, а также геологов Ольгу Трещалову и Лазаря Минкина, через два года открывшего там же пласт «Мощный».

Если быть объективными, любое геологической открытие не может быть делом рук только одного человека. Такие великие достижения могут стать только плодом коллективного труда.

Так и об «открытом» в 1951 году угольном пласте эвенки знали задолго до появления в этих местах советских геологов. Еще в начале XX века молодой эвенк Филипп Леханов, который гонял своих оленей по Тимптону до самой Лены, нанялся каюром и водил по здешним местам картографическую экспедицию. Поднимался с приезжими людьми на сопки, помогал составлять карту местности. Когда он собрался ехать в Алдан менять шкурки белок и соболей на порох, пули и дробь, начальник экспедиции, бородатый мужчина (его фамилии история не сохранила) попросил передать по адресу записку и сказал: «Я написал, Филипп, что здесь, на Нерюнгре, я нашёл уголь. Таких пластов я даже в Горловке не видел. Чистейший антрацит».

В 1951 году, когда Филипп Леханов познакомился с начальником новой геологической экспедиции Галиной Лагздиной, он был уже довольно пожилым человеком. Именно он впервые рассказал о «бородатом» и нарисовал ей карту, фактически показав ей, где надо искать уголь в Нерюнгри.

Характерно, что и в 1951 году геологов, среди которых были студенты Коваленко, Нагалев и Сереженко, сопровождали двое каюров-эвенков, без которых любой поход по тайге был бы невозможен. По свидетельству Альфреда Коваленко, одного из каюров звали Николай. Скорей всего, речь идет о молодом в то время каюре-оленеводе Николае Кондакове. Он работал в геологической партии Галины Лагздиной с 1951 по 1953 годы. Именно Кондаков по поручению Лагздиной в 1951-м году доставил уголь на пробы из Нерюнгри в Чульмакан. Об этом много лет спустя рассказывала своим односельчанам супруга Николая — Валентина Григорьевна.

Сама Галина Юрьевна Лагздина никогда не скрывала, как помогали ей местные жители — каюры-эвенки. Уже уехав из Нерюнгри, в начале 80-х годов, она написала о тех годах, о том, какой тяжёлой была работа в геологической партии, о том, с какими людьми ей посчастливилось работать. Её письмо о тех годах хранится в Нерюнгринском Музее истории освоения Южной Якутии имени И.И.Пьянкова.

Не подлежит сомнению, что окончание разведки Нерюнгринского угольного месторождения было проведено под руководством Саимы Каримовой. Именно Саима Сафиевна в 60-70-е годы доказала его запасы, благодаря чему поселок Нерюнгри стал большим городом.

МНОГО ЛЕТ СПУСТЯ

Конечно, в 1951 году никто даже представить себе не мог, что случайно найденный 22-летним студентом геологический объект превратится в крупнейшее Нерюнгринское угольное месторождение! Его возможности и перспективы подтвердили лишь последующие многолетние поисково-разведочные работы, с участием многих геологов.

Прошло много лет после поездки в Южную Якутию, когда по радио и из газет Альфред Григорьевич Коваленко узнал о завершении работ по оценке крупного Нерюнгринского месторождения коксующихся углей высокого качества и передачи его в эксплуатацию.

«По результатам этих работ группа работников была награждена Ленинской премией. Находясь однажды в министерстве геологии РСФСР, я поинтересовался, есть ли среди лауреатов первооткрыватель? Мне сообщили, что они пытались найти первооткрывателя, но его не нашли. Я изложил там, что данное месторождение было открыто мною. К сожалению, мне ответили, что данная информация представлена слишком поздно», — вспоминает сегодня Альфред Коваленко, который до сих пор хранит свой полевой дневник с описанием находки.

Тем не менее, Альфред Григорьевич Коваленко прожил большую, интересную и счастливую жизнь. Успешно окончив институт в 1953 году, он 27 лет работал в Северо-Осетинской АССР на различных должностях — от участкового геолога геологоразведочной партии до Главного инженера треста «СевКавЦветМетРазведка». При его непосредственном руководстве была успешно завершена разведка Архонского полиметаллического месторождения. В 1966 году за успехи в развитии геологоразведочных работ он был награжден Орденом Трудового Красного Знамени. В 70-е годы геолог трудился в Афганистане и Конго.

В 1980 году Альфреда Коваленко перевели в аппарат Министерства цветной металлургии СССР. Десять лет – до выхода на пенсию в 1990 году — он трудился в Главполиметалле, в должности начальника отдела труда и зарплаты главка. С той поры он с женой, сыном и дочерью живет в Москве. У него есть внуки и правнуки.

Сын также окончил СКГМИ. Дочь Татьяна окончила среднюю школу №17 в Орджоникидзе с золотой медалью, затем не менее успешно — дирижерско-хоровое отделение московской «Гнесинки» институт культуры, руководила хором – лауреатом Всемирных хоровых конгрессов.

«Как геолог, я морально удовлетворен тем, что почти 70 лет назад открыл уникальное месторождение углей, которое эксплуатируется по настоящее время. Благодаря этому открытию создано крупное предприятие по добыче углей и построен новый город Нерюнгри, число жителей которого составляет 60 тысяч человек. В этом и состоит желание каждого геолога – выполнить свой профессиональный долг. Я всегда буду помнить это прекрасное время моей работы в таком прекрасном крае, как Якутия, и тех замечательных и добрых людей, с которыми мне удалось работать», — говорит Альфред Коваленко.

С юбилеем, Альфред Григорьевич! Здоровья и долгих лет!

Олег СОЛОДУХИН.

Фото из архива Альфреда Коваленко.

Источник

Поделись: